НПО "КОС-МАИС"
НПО "КОС-МАИС"
 
Независимая народная газета Краснодарского края "Вольная Кубань", среда, 22 сентября 2004 года
Поделиться
Портрет акад. Н.И. Вавилова

...Мы долго плутаем, пока в темноте да под проливным дождем не отыскиваем этот несчастный поворот. Дальше уже легче. Фары высвечивают из кромешной темени указатель «Ботаника», сворачиваем влево и дальше, словно по гладильной доске, трясясь и чертыхаясь, едем по разбитой поселковой улице. Темень кругом непроглядная, глухомань. И в этой глухой беззвучной темноте, под этим яростным ливнем из машины выйти — как в омут с головой ухнуть. Тем не менее открываю дверь, захватываю побольше воздуха в легкие, выскакиваю и — о Боже! — со всего размаха проваливаюсь в какую-то яму по колено. Ну и глухомань, ну и грязь, ну и запустение. Бог ты мой! Вот что называется влипли...

 



































Название статьи "Не умирай, Ботаника!"
две фотографии: только бабушки помнят о золотой поре Ботаники; в клуб поселка сегодня входа нет

С легкой руки Николая Вавилова Зато утро зародилось ясное, солнечное. Еще мокрым-мокрешеньки после вчерашней непогоды деревья и травы так и сверкают, так и переливаются на солнце. И это буйство красок, солнца, охры, зелени и синевы так и радует глаз, что враз забываются вчерашние колдобины и собственные чертыханья.

...Мало-помалу вживаемся в жизнь поселка и перво-наперво узнаем, что само его название — Ботаника, а центральной улицы — Вавилова — далеко не случайность. Здесь действительно на заре прошлого века побывал Николай Вавилов, и до сих пор в целости и сохранности, как некий реликт, стоит дом, где он останавливался, а дух его словно и поныне витает над поселком. Вот и у директора НПО «КОС-МАИС» Виталия Гаркушки вижу большой портрет ученого-генетика в рамке: непринужденная поза, проницательный взгляд. С удивлением узнаю, сколько один только приезд Вавилова в эту глухомань тут сотворил. Здесь была создана некогда гремевшая на всю страну опытная станция Всесоюзного института растениеводства (ВИР), и это событие на целый век вперед определило будущность крохотного поселка. Здесь поселились ученые, стали научными сотрудниками станции, потом сюда же на работу пришли их дети, дети их детей.

Кроме научных учреждений, и по сей день в поселке никаких иных не водится.

Вот так одна мысль ученого, словно доброе семя, брошенное в землю, дала такой щедрый урожай. И сегодня, в маленьком-премаленьком поселочке, где нет и тысячи человек, живут и трудятся два доктора, семь кандидатов сельскохозяйственных наук, несколько аспирантов. И жизнь всех остальных жителей тоже так или иначе связана с наукой.






























Доперестроечные годы многие вспоминают ныне со сладкой грустью: все три улочки утопали в розах, продукты питания, в первую очередь молоко и мясо, по низким ценам привозили в поселок соседние хозяйства — с тем только, чтоб, не дай бог, ученые от своих трудов мудреных вдруг не ударились в огородничество и подсобное хозяйство. Пусть творят — был общий вердикт. И те — творили. Именно здесь, в поселке Ботаника, обосновался в скором времени единственный в то время в стране генетический банк всей растительности планеты. В поселок зачастили ученые со всего мира.

...А потом все рухнуло. Опытная станция едва сводила концы с концами, а потому ученые, самые продвинутые — зря, что ли, кандидатские защищали — свои направления в науке обособили, организовали всякие там ООО и свою по сути ту же самую научную работу продолжали уже на свой собственный страх и риск. Так и существуют они сегодня бок о бок: Кубанская опытная станция, генбанк, НПО «КОС-МАИС», НПСФ «Никос», «Элита Кубани», «Кубань-гибрид», «Внедрение».

Говорят, если ученого заточить в темницу, он и там что-нибудь да откроет. Так и здесь. В Богом и людьми забытом поселке на голом энтузиазме, на полном самофинансировании, на грани экономического краха ученые ставят свои опыты, исследуют, сопоставляют... Всяк в свою силу двигает отечественную науку вперед.

Куда ученому податься? Вот уж и не знаю, о чем наперед рассказать: то ли об этих уникальных опытах, то ли о тех препонах, что творят тутошние власти, то ли об общей атмосфере безнадеги, брошенности, о том, что поселку Ботаника в общем-то грозит скорый крах...

Начну с последнего. Поселок, конечно, заброшен. Вместо роз — сплошной сорняк, а старый парк зарос бурьяном по пояс. Света нет ни на одной улице. Но ежегодно — люди уже смеются над этим — устраивается показуха: ровно на три дня во время выборов вдруг зажигаются все уличные фонари. А потом опять все погружается во мрак. Это то, что сразу в глаза бросается. О другом местная интеллигенция и говорить стесняется: крайне нищенский уровень жизни. Зарплата у научных и технических сотрудников низкая — всего 1200 рублей. Коммунальные услуги за рядовую квартиру обходятся зимой почти в 900 рублей. Это уже не на грани выживаемости — ниже.

Почему такие тарифы высокие — никто понять не может, а местная власть объяснять не торопится. Своей поселковой администрации нет и, как говорят, даже после вступления в силу нового закона о муниципальном образовании тоже не будет: численность населения уж очень мала, не хватает нескольких десятков до тысячи.

Так что относится поселок к Отрадо-Кубанскому сельскому округу. Это семь километров, если в один конец. Последний раз главу этого округа видели весной, когда довольно скандально шло межевание огородов. А так, по общим бедам, ни одного схода граждан, ни одной выездной комиссии из района. Ни-че-го.

— Выживаем как можем, — рассказывает старший научный сотрудник генбанка Ольга Ивановна Марьина. — После работы иду на огород, соберу помидоров, картофеля и торгую ими на трассе. А куда деваться? Зарплаты не хватает.

Фельдшерско-акушерский пункт здесь не то чтоб слабенький, но за больничным листом надо ехать в Отрадо-Кубанскую, если что-то посерьезнее — в Гулькевичи. А что такое ехать больному человеку в город на прием — это последнее здоровье на автобусной остановке оставить.

Но и это еще не все беды. Недавно закрыли аптеку. За каждой таблеткой аспирина теперь 14 километров отмахать надо.

Местный клуб — вообще притча во языцех. Как придет в район новый глава — и сразу тот клуб осматривать. Крыльцо разбито, одна стена вообще скоро рухнет: обнажилась донельзя кладка, осыпается на глазах. Сюда бы экспертов надо в экстренном порядке — вполне возможно, что здание в такой степени аварийное, что детишек подавить в любой момент может. А тут? Десяток кружков, какие-то мероприятия, танцы. С чем шутим — непонятно.

Школа тоже объект преинтересный. Начался учебный год — там крышу стали латать, как будто раньше времени не было.

Но если крыша еще ремонтируется, то другой вопрос так и не решается. Вопреки распоряжению губернатора края Александра Ткачева организовать во всех школах горячее питание и никаких там сухих перекусов до этой школы эта команда еще не дошла. Но выход нашли. Ровно в полдень на один урок всю школу распускают по домам на обед. Мне пришлось увидеть эту несущуюся галопом по улице толпу с ранцами за плечами. Сначала переполошилась: уж не пожар ли в школе, отчего дети бегут-то? Люди на улице успокоили: нет, не пожар, это перерыв на обед в школе, кто подальше, те и бегут...

Современный Дон Кихот А уникальный этот поселок, таких-то по всей России ныне раз-два и обчелся, редкий этот поселок действительно хочет жить. И Вавилов со снимка в кабинете директора фирмы «КОС-МАИС» смотрит так строго на нас, словно вопрошает: люди добрые, да что ж вы мою идею так извратили? Об этом ли я мечтал?

Я честно держу взгляд, но нечего, нечего ответить. Вот уеду завтра из поселка и ничем-то не помогу. Какая-нибудь газетная текучка завьет вихрем, какие-то дела и события сотрут из памяти и боль эту, и немощь, и вряд ли когда еще я сюда заеду. Но это я, а собеседник мой, директор и ведущий селекционер фирмы Виталий Гаркушка, настроен воинственно. С открытым забралом и копьем наперевес этот оживший сервантесовский Дон Кихот еще пытается воевать с ветряными мельницами.

Во-первых, в этой-то безнадеге, в этой-то глубинке создал научно-производственную компанию. Во-вторых, дал поселку на сегодня пятьдесят рабочих мест. Сам он засиделся в кандидатах, все недосуг, а привлек к работе питерского доктора наук. Не ближний, конечно, свет, но прилетает, руководит наравне с Гарькушкой опытами, но в плане защиты растений.

Что рассказать о научной работе «КОС-МАИСа»? Она уникальна. Занимается компания селекцией перспективных для Кубани гибридов кукурузы. По всей территории края это второе научное учреждение после Краснодарского НИИ сельского хозяйства, где на таком же высоком уровне, с таким же размахом ведутся научные исследования.

Побывали на дне поля, который провела компания, и подивились: прибыли делегаты шести районов края, представители науки, зарубежных фирм-конкурентов.

Так бы и уехали с приподнятым настроением, если бы потом, под серьезным оком Вавилова, не сбросил Виталий Григорьевич с себя эту браваду, не приутих как-то сразу да не рассказал, что, того и гляди, научные опыты придется прекратить, так как районная власть как бы не попросила ученых с их «исконных» земель. Исконные они, конечно, только с большой натяжкой. Когда-то «КОС-МАИС» на договорной основе арендовал эти земли у опытной станции. Но сейчас надо проводить межевание, землю эту оформить или в собственность, или в ту же аренду, но совсем на других условиях. Районная власть требует: оформляйте по новой, то есть дайте в район заключение, что-де эта земля (500 гектаров) не обрабатывается, на ней-де ничего не сеется. Мы, мол, ее на торги выставим, а вы тогда среди прочих покупателей ее выкупайте или иначе оформляйте.

Рука у Гаркушки не поднимается взять да одним росчерком пера расписаться в том, чего не было и быть не могло. Вся закрепленная площадь не просто тщательно обрабатывается, она науке служит! Оригинальные, никогда ранее и никем не виданные гибриды тут производятся, самые перспективные передаются на последующее размножение и реализацию.

Экономика края реально выиграет, если эти не такие дорогущие, как монсантовские и пионерские, гибриды найдут более широкое распространение. Селекционная компания — это не рядовой колхоз, даже на уровне Законодательного собрания края предприятие известно и в целевой программе «КОС-МАИС» упомянут в одной строке с Краснодарским НИИ сельского хозяйства как единственные научные предприятия по селекции кукурузы. А ведь там, в программе, еще и про субсидии от края прописано. И наш Дон Кихот во все это свято верит. И не хочется его разубеждать. Будет, конечно, все будет, если только не сгонят в осень ученых с этого клочка земли, если сам поселок Ботаника как-то все свои беды снесет, выстоит, вконец не сгинет. Уж больно мало там на сегодня жителей...

Строго смотрит на нас со своего портрета Вавилов. Будто ответа требует...

Елена ГЛУЩЕНКО
Специальный корреспондент
«Вольной Кубани»
.

На снимках: Николай Вавилов: кто же ответит за гибнущие науку и поселок? Только бабушки помнят о золотой поре Ботаники; в клуб поселка сегодня входа нет...
Фото автора

 
 
Главная Продукция Публикации Партнеры Контакты Карта сайта
GoStats.com
Refer.ru
НПО "КОС-МАИС" © 2005-2018
Оформление и поддержка - А.Н.Фролов
Последнее обновление: 24 апреля 2010 г.
Rambler's Top100